«Ежи» против реновации

13.06.2017

Главное событие на рынке недвижимости — ​объявленный снос ветхих и аварийных домов. Программа всколыхнула москвичей: проходят митинги как против сноса, так и за него, в соцсетях и СМИ ведутся яростные споры. Смущает неоднородность домов, включенных в программу, законодательная непроработанность, стоимость сноса старых и возведения новых домов, увеличение плотности застройки. ДН публикует разные взгляды на этот масштабный градостроительный проект.

 

 

Биолог и художник — ​два моих соседа — ​обсуждают, сколько противобульдозерных ежей из дорожных знаков реально сварить за ночь, чтобы огородить квартал от сноса. Я, ошарашенная, пересказываю разговор хрупкой соседке с глазами Бэмби. Секунду подумав, она замечает: «Я знаю, где хороший металл достать». Это все, что нужно знать об отношении к реновации жителей кирпичных среднеэтажных домов в старых московских районах.

Начиналось все, казалось бы, безобидно. В конце февраля появилась очередная программа о сносе хрущевок. Сносят их уже не одно десятилетие — ​ничего волнительного в этом нет. Паника поднялась в апреле. Именно тогда значительная часть сознательного населения Москвы вчиталась в проект федерального закона №120505–7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О статусе столицы Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления особенностей реновации жилищного фонда в столице Российской Федерации — ​городе федерального значения Москве». Вчиталась и поняла, что их ждет очередная волна экспроприации, депортации и прочих ужасов начала прошлого века. Законопроект покушался на святое — ​на право собственности.

Почему право собственности называют священным и неприкосновенным? В том числе и потому, что оно является гарантом стабильности экономических отношений и охраняется нормами чуть ли не всех отраслей права (уголовным, административным, семейным и прочими).

И вот этот «стержень системы» пошатнули. Выяснилось, что по законопроекту «владеть, распоряжаться» вправе не только собственники, но и некие загадочные реноваторы по непрозрачным основаниям и с невнятными целями.

Заявление мэра Москвы Сергея Собянина, что пятиэтажки в будущем будут аварийными и по этой причине их надо сносить сейчас, не выдерживает никакой критики. Все здания в будущем станут ветхими, и что, поэтому сегодня их стоит снести? По едкому замечанию члена Союза архитекторов России Юрия Эхина, люди тоже смертны, но их досрочная ликвидация является уголовным преступлением.

К этому остается добавить идеи законо­творцев выселять с приставами, отобрать право на судебную защиту, отсутствие вариантов для переселения и обещание когда-нибудь предоставить право частной собственности на другую новую квартиру.

Близкая угроза быть снесенным и депортированным неизвестно куда (или как раз известно: в Новой Москве не проданы миллионы квадратных метров) сплотила москвичей. За считаные недели во дворах, кварталах и районах образовывались советы и инициативные группы. Фейсбук предоставил площадку для обмена опытом, идеями и паническими атаками.

К 26 апреля — ​дню встреч с главами управ — ​горожане подошли взвинченными и подготовленными. К примеру, и. о. главы управы Тимирязевского района от народного внимания (люди стояли на сцене, на лестнице в школу, во дворе вокруг школы) начал заикаться. А на вопрос «На каком основании решение о сносе чужой собственности будут принимать наниматели? Жилищный кодекс этого не предусматривает» не придумал лучшего ответа, чем «Какой Жилищный кодекс?» В большинстве управ их главы читали по бумажке выданную городскими властями брошюру по реновации в вопросах и ответах.

Мэр Москвы, его команда и непрофессиональные чиновники на местах, которые за последние лет 15 сытой и беззаботной жизни разучились разговаривать с людьми, за месяц сделали то, на что в цивилизованных обществах уходят десятилетия — ​сформировали гражданское сообщество. Оно мгновенно организовало гражданский протест. За сохранение права собственности; за право жить там, где выбирает человек, а не ему — ​чиновник; за право жить в том доме, котором хочет, а не в том, в который выселят, и т.д.

14 мая в Москве прошел гражданский митинг на проспекте Сахарова. По разным данным, на него пришло от 20 до 60 тыс. человек. Через полчаса после официального начала прекратили пускать сквозь рамки, потому что проспект был заполнен людьми.

По данным опроса Высшей школы экономики, около 40% пришедших были жителями пятиэтажек. А большая часть — ​это те, кто понимает, что, начавшись с пятиэтажек, экспроприация частной собственности этим не ограничится. Любое здание рискует оказаться в зоне реновации и быть снесенным. Без суда, вариантов, компенсации.

Чиновники выступали везде, обещания становились все слаще, а речи — ​продолжительнее. Народ вроде бы дрогнул: «Собянин по телевизору обещал квартиру в том же квартале, больше и бесплатно». На вопрос адекватных соседей «Вас сносить будут по обещаниям из телевизора или по закону?» часто следовал молчаливый грустный вздох, и дискуссия заканчивалась.
Сразу после окончания митинга, на день раньше заявленного срока, запустили голосование на «Активном гражданине». И в первый день, по данным мэрии, 100% голосов жителей 60 районов Москвы было «за» включение домов в программу реновации.

Дело не в том, что кто-то хочет быть снесенным, а кто-то — ​нет. Это нормально. Пяти­этажки, как и блюда в ресторане, разные. Кто-то годами ждет сноса, добивается признания дома аварийным, кто-то годами борется с желающими приписать дому аварийность.

Классическая «управская» тетенька с начесом в бессильной злобе кричала на нежелающих голосовать за снос: «А вас вообще уже девелоперам отдали!» В этом — ​все отношение властей к гражданам как к крепостным, которых вместе с землей можно отдать, подарить.

И законопроект «О статусе столицы», а по сути — ​о сносе столицы, отражает эту незатейливую мысль. Простейший инструментарий: правительственный ресурс «Активный гражданин» с непрозрачной и неконтролируемой системой голосования, выездные МФЦ на автобусах, где для голосования достаточно лишь паспорта («остальное мы сами соберем»), бланки, где написано «за» снос, и мощная пропаганда, — ​помогает добиваться нужных результатов.

Приведет ли массовый протест к реальным изменениям законопроекта о реновации? Вряд ли. Единственно правильным решением было бы отклонить законопроект, потому что он нарушает Конституцию РФ, Жилищный, Гражданский, Гражданско-процессуальный кодексы и другие российские законы. Этого не произошло. Московская и федеральная власть пытается продеть реновацию в игольное ушко юридических ухищрений. В лучшем случае законодательная власть снизойдет до частичного приведения законопроекта в соответствие с Конституцией и кодексами.

Основные сражения с улиц перешли в кабинеты юристов. Но если бумажная битва будет проиграна, с первыми сносами и выселениями в промзоны и за МКАД протестное движение снова выйдет на улицы. И как тут не вспомнить обсуждение моих соседей: «Лучше «ежи», чем под бульдозер самим ложиться».

 


Автор: Ирина Цицилина
Иллюстрация: Shutterstock.com